Региональная общественная организация
Душепопечительский центр реабилитации
граждан в честь святого праведного
Иоанна Кронштадтского Приморского края
г. Владивосток, Океанский проспект, 44
Тел.: 8 (914) 323 50 59

 Особенности реабилитации нарко- и алкогользависимых в православных и инославных центрах.

Нынешняя ситуация в решении проблемы нарко - и алкогользависимых связано с реальностью факта недостаточной эффективности традиционных методов, связанных с медициной, которые  дают в среднем лишь 5-7% стойкой ремиссии.  И это отнюдь не недостаток медицины. Проблема наркомании и алкоголизма – это не столько медицинская проблема. Все знают, что это проблема и социальная, и семейная, и психологическая, и нравственная, и правовая и пр. Все это можно вместить в одно понятие – проблема мировоззрения или проблема духовно – нравственных ценностей. Медицина, в отсутствие цельной системы нравственных ценностей, не призвана воспитывать человека. Она невольно связана с определенным мировоззрением врачей, медицинского персонала, их духовно – нравственными ценностями, но менять мировоззрение пациентов и воспитывать их в определенной системе нравственных ценностей она не призвана. Так, что указанные результаты в решении проблемы нарко – и алкогользависимых, это не недостаток медицины, а определенная реальность, связанная с неправильным пониманием самой проблемы, и неправильным отношением к медицине и ее использованием. Радует, что и среди наркологов все больше понимания, что наркомания и алкоголизм – это проблема духовная. Но религиозная безграмотность часто не позволяет правильно оценить духовную суть этих явлений ни врачам ни пациентам. А это, в свою очередь, мешает и найти правильные пути их решений. В лучшем случае, все сводится к психологии, которая тоже не призвана решать духовные проблемы. В худшем случае – направляют к бабкам. Не однозначно и направление к Богу. Практически это находит свое отражение и в медицинских учреждениях, когда на информационных стендах, как альтернатива, вывешиваются адреса реабилитационных центров, как православных, так и сектантских. И аргумент очевидный – лишь бы помогло.

 Комплекс реабилитационных мероприятий в православных душепопечительских центрах основан на христианской антропологии и в дополнение к первому этапу, медицинскому, использует определенный набор нравственных ценностей и имеет возможность формировать мировоззрение человека, служить воспитанию личности, способствовать переосмыслению основополагающих принципов жизни.

Православный опыт реабилитации нарко – и алкогользависимых в душепопечительских центрах насчитывает уже более 13 лет:

- ДПЦ реабилитации при Крутицком подворье в городе Москва под руководством игумена Анатолия Берестова.

- ДПЦ реабилитации в деревне Саперное в Ленинградской области, руководитель протоиерей Сергий Бельков и др.

Центр при нашем приходе храма Покрова Божией Матери осуществляет деятельность с 2004 года.

В духовном подходе решения проблем наркомании и алкоголизма часто имеет место религиозная безграмотность, которая используется для бесчисленных спекуляций. Речь, прежде всего, идет о практике реабилитации при различных многочисленных сектах.

Со стороны все очень похоже: говорят о Боге, о душе, о грехе, о добре и пр. И, что особенно привлекательно, результаты отличаются от традиционного подхода. Срабатывает и известный принцип – лишь бы помогло. А какой ценой – не важно. Так есть ли разница  реабилитации в православном центре и сектантском?

Если отвечать коротко, то – да! И эта разница существенная.

Понять суть разницы можно и без углубленного богословского образования.

Единственное, что объединяет реабилитацию в православных центрах и сектантских, так это признание духовной природы этих явлений, как любого греха или порока, и их неразрывной связи с душой человека.

Дальше – одни различия. Если исходить из духовной природы проблемы нарко - и алкогользависимости, то важно помнить, что понимание  обращения к Богу еще не достаточно для решения духовных проблем. Это связано с реальностью врага рода человеческого – дьявола, суть деятельности которого и состоит в том, чтобы не допустить человека к Богу, направить его по ложному пути. Секты ведут себя так, как будто дьявола нет и любое обращение к Богу достигает цели. Но это далеко не так: «Не всякий, говорящий Мне: "Господи! Господи!", войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного». (Матф.7:21). Непонимание и не признание этого и дает преимущество дьяволу в достижении своей цели.  Подтверждение этого находим и в мудрости народной: «Дорога в ад благими намерениями выстлана».

Православие, учитывая эту реальность, обращает внимание на вероятность в жизни человека мнимого благополучия. Суть этого явления состоит в том, что благополучие человека может быть связано не с личным правильным опытом духовной жизни, т.е. личным опытом противостояния врагу рода человеческого, а с тактикой врага, говоря военной терминологией, его отступлением на некоторое время и засадами.

Именно мнимое благополучие и составляет одну из опасностей реабилитации в православных центрах реабилитации. По опыту нашего Центра, именно из-за мнимого благополучия определенная часть не заканчивает у нас реабилитацию. После 5-7 месяцев неупотребления алкоголя и наркотиков

начинает казаться, что проблема решена: не хочется пить, колоться, как правило, появляются «благие намерения» и пр. После ухода из Центра в таком состоянии, как правило, наступают срывы.

Мнимое благополучие в православном понимании неразрывно связано с признанием вероятности сделки с врагом в той войне, которую враг рода человеческого – диавол – ведет с Богом за душу каждого человека. В правильном подходе к решению духовных проблем важна именно цель  освобождение из плена. Нужно всегда помнить, что желает враг диавол. Он желает одного – погибели души человека. Ему все равно, как погубить человека. Наркомания и алкоголизм – это далеко не самые главные и не самые страшные средства диавола в достижении своей цели. Есть множество других пороков и страстей: блуд, чревоугодие, просто самонадеянность и пр. В т.ч. и – лжеучение - является очень хорошим способом повреждения души человека, ведущим к погибели: «...Берегитесь, чтобы вас не ввели в заблуждение, ибо многие придут под именем Моим, говоря, что это Я; и это время близко: не ходите вслед их». (Лук.21:8). «...И у вас будут лжеучители, которые введут пагубные ереси и, отвергаясь искупившего их Господа, навлекут сами на себя скорую погибель». (2Пет.2:1). «...Будут уловлять вас льстивыми словами; суд им давно готов, и погибель их не дремлет». (2Пет.2:3).

Если человек ставит цель бросить колоться или пить, то он во многом уже обрекает себя на путь сделки с врагом. Если к этому присоединяется неправильное понимание духовной природы этих проблем и безразличие в выборе пути их решения, то сделка усугубляется. И, совсем трудно сойти с этого пути самообмана, когда одна зависимость заменяется другой: человек продолжает оставаться в том же духовном плену, а внешне это выглядит

решением проблемы и человек перестает пить или колоться.  

Именно мнимое благополучие и составляет суть реабилитации в сектантских центрах.

Современная психология тоже отмечает факт возможности перехода одной зависимости в другую. С точки зрения психологии как православие, так и сектантство относятся к приемлемым обществом формам аддикции. В западной литературе для обозначения видов аддиктивного поведения чаще используется термин «поведенческие аддикции». В последние годы исследователи уделяют все больше внимания т.н. нехимическим аддикциям, где объектом зависимости становится поведенческий паттерн (набор стереотипных поведенческих реакций или последовательностей действий), а не психоактивное вещество (ПАВ).

 Аддиктивное поведение связано с желанием человека уйти из реальной жизни путем изменения состояния своего сознания. Психология считает, что есть приемлемые обществом формы аддикции: духовные практики, медитации, влюблённость, творчество, трудоголизм, сексомания, экстремальный спорт, а также социально опасные: игромания, интернет-зависимость, переедание, токсикомания, наркозависимость и другие. Тот факт, что приемлемые формы аддикции смешаны со множеством пороков, и потому несут определенную опасность, как для самого человека, так и для общества, психологов не смущает.

Поскольку любая форма аддикции легко переходит в другую форму (в том числе, химическая – в нехимическую), то и устойчивый переход наркомании или алкоголизма в социально приемлемую форму нехимической аддикции, рассматриваться некоторыми, как успешная ремиссия (что нельзя сказать с духовной точки зрения).

Некоторые психологи различают реабилитационные программы, провидимые традиционными конфессиями и тоталитарными сектами. Некоторыми авторами даже отмечается, что эффективность в плане отказа от употребления ПАВ в ряде сект выше, чем в традиционных христианских реабилитационных центрах. Объясняется это тем, что помимо аддикции общения и религиозной аддикции, которая формируется во всех религиозных реабилитационных центрах, в сектах, использующих разные психотехники, во время проведения богослужений у последователей возникает измененное состояние сознания. Химические аддикты, особенно наркоманы, в прошлом принимали ПАВ именно с целью изменения сознания, поэтому подобные «богослужения» вызывают у них мощное подкрепляющее действие, подобно наркотику. Все это повышает аддикцию к секте, проводящей подобное «лечение». 

Не случайно профессором Ф.Кондратьевым для обозначения этого явления предложен термин "сектомания".

Вступивший в секту, втягиваясь в эту практику под видом благих намерений "самосовершенствования" и "спасения", становится психологически зависимым от проповедника, от духовного наркотика — "кайфа", который он испытал во время медитаций. Возникает тяга к повторному ощущению и переживанию этого состояния, потребность в нем, которая может перекрывать многие другие потребности, как при наркомании.

Во время занятий, сопровождающихся очень острыми ощущениями, возникают сильные эмоции, возбуждается нервная и эндокринная система, вследствие чего повышается синтез гормонов, эндорфинов и других веществ, регулирующих все функции организма.

Многие люди, попавшие в сферу деятельности сект, наряду с расстройствами личности, обнаруживают психологическую зависимость от предлагаемого им загадочного «духовного наркотика», к нему возникает влечение, вытесняющее часть естественных потребностей.

Гормон радости подобен наркотику и по мнению Александра Леонидовича Дворкина - кандидата богословия, профессора, заведующего кафедрой сектоведения Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

Существуют различные психотехники, заставляющие мозг выделять эндорфины - гормоны радости. Сектанты готовы отдать все, чтобы еще раз ощутить навязанное "блаженство".

Неслучайно, что именно экстаз или кайф объединяет  и наркомана и сектанта.

Довольно ясное представление об экстатическом состоянии и условиях его возникновения во время молитв можно получить, познакомившись с рассказом журналистки В. Шапошниковой «Вырвалась»: «Сначала все слушают проповедь, молятся, а потом начинают вскрикивать, трястись и биться об пол. Рвут на себе одежду, стенают, теряют человеческий облик. И что страшно, гляжу я на них и чувствую, как сознание мое мутнеет, неведомая сила кружит, захватывает, и страх, и волнение, и куда-то несет, несет. И кричишь от ужаса. А потом уже ничего не сознаешь, только кружит и кружит, и бьешься об пол, о стенку, хочется еще сильнее биться, чтобы заглушить стыд и ужас. А потом, когда проходит это состояние, чувствуешь, как внутри все выжали, вытоптали. Пустота. И сил нет ни думать, ни двигаться. Всю неделю живешь, как в тумане, а потом опять начинаешь готовиться и уже ждешь этого дня, как свидания».

Рассказ члена хлыстовской секты «Богомольский союз» Андрея Зотова: «Когда человек уже прослушивал несколько раз основы вероучения и изъявлял желание вступить в общину, его заставляли несколько дней кряду поститься и молиться, потом он приходил в собрание и его испытывали. Сумеет ли он довести себя до состояния экстаза? Под влиянием песнопений человек зачастую начинал рыдать, рыдание сменялось буйной радостью и т. п. Это истерическое состояние считалось предзнаменованием того, что вновь посвященный обретает дар пророчества».

Указанный обряд сами сектанты называли «хождением в духе», «накатыванием духа», «восхищением духом», «духовной радостью». В нем, как это видно, сочетаются два рода явлений: физиологические (смех, слезы) и психические (чувство легкости, радости, умиления). Правда, нередко обряд доводил верующего до прямого расстройства сознания (беспамятство, галлюцинации).

В развитии экстаза наблюдается определенная последовательность. Первые проявления экстаза обнаруживаются у человека в таких факторах, как возбуждение, учащение работы сердца, изменение цвета и выражения лица, необычный блеск глаз, изменение температурных ощущений, а также в плаче, рыданиях и т. п. Слезы непременно сопутствуют экстатической молитве. Сцены со слезами, воплями, рыданиями постоянно происходят на сектанских молениях. Не только пение, молитва, но даже одна мысль о страданиях Христа часто приводит сектантов в состояние экстаза. Слезы сплошь и рядом переходят в смех, непроизвольные гримасы, кривлянье, воздыхания, стоны, крики, вызываемые дыхательными спазмами.

Все эти явления постепенно переходят в непроизвольные судорожные движения мышц. Человека начинает трясти. Под влиянием этих движений люди один за другим начинают принимать неестественные позы, дергаться, бить себя в грудь, рвать на себе волосы. Все более и более входя в экстаз, они занимаются настоящим самоистязанием. От притоптывания сектанты переходят к подпрыгиваниям, которые продолжаются по нескольку часов кряду, Они искренне верят, что ими в этот момент владеет сам Дух Святой.

Правда, имеются случаи притворного хождения в духе и духовного крещения. Иногда опытные вожаки секты, не желающие подвергать свою психику потрясениям, связанным с экстатическими состояниями, попросту играют роль. Однако большинство верующих действительно доводит себя до исступления.

Очень важную роль здесь играет взаимовнушение. Взаимовнушение во время коллективных молений поднимает экзальтированные чувства верующих до необычайного напряжения, никогда не испытываемого при иных условиях. В результате верующие в общей молитве как бы сливаются в одно целое, имеющее одни и те же чувства, переживания, живущее одними мыслями, произносящее одни и те же возгласы, повторяющее одни и те же жесты и телодвижения. Все это непонятно для рядовых верующих и часто представляется им действительным общением с Богом. Полученные во время собраний иллюзорные радости и наслаждения в последующем становятся столь притягательными для отдельных членов общин, что они готовы преодолевать любые препятствия и расстояния, чтобы попасть на моления, где они могут снова испытать подобные переживания.

Более того, обряды секты зачастую доводят верующих до такого психического состояния, когда у людей появляются слуховые и зрительные галлюцинации, которые под влиянием мистических проповедей и обрядов воспринимаются человеком как непосредственное общение со Святым Духом. Все направлено на то, чтобы специально культивировать и поддерживать особую психологическую обстановку постоянного страха, недоверия по отношению к миру, обстановку общей нервной напряженности.

С точки зрения православия описанное подходит к определению одержимости или беснования.

Для того, чтобы понять разность отношения к молитве и духовной жизни в православии и секте, достаточно побывать на богослужении у каждого. Если пренебречь субъективным фактором невежества и неприязни, то, эта разница очевидна и по форме и по содержанию. На вдаваясь в различия  богословских тонкостей, нужно отметить, что православное богослужение отличается явным внешним спокойствием. При большом собрании людей, у каждого человека есть цель и возможность остаться наедине с собой и Богом- «войти в клеть свою…»

Другое дело, что это не всегда получается, но это зависит от самого человека, его внутреннего расположения. Однозначно, что обращать на себя внимание и мешать другим, считается неуместным и даже греховным. Святоотеческое предание обращает внимание на опасность и недопустимость чувственности в духовной жизни, стремлении к различным представлениям и образам. «Сам сатана может принимать вид света и ангелов…»

В последнее время секты помощь наркоманам и алкоголикам все чаще предлагают под видом общественных организаций. В настоящее время наиболее ярко это проявляется в организации «Преображение». Эта организация не являясь по уставу религиозной, всячески использует религиозную тему:

- и в лозунгах (Во славу Бога!),

- и в обращении к Богу (используется Евангелие, молитвы),

- и в своем названии, которое традиционно для Руси связано с Евангельским событием и имеет духовный смысл;

- и в своей эмблеме, которая традиционно имеет отношение к Православию (изображение вмч. Георгия Победоносца),

- и в сотрудничестве с разными конфесиями (что ни группа – то своя религия),

- и в упорном навязывании себя Православной Церкви, и частом упоминании о сотрудничестве с ней,

- и в размещении у себя на сайте ссылки на экуменический сайт (http://istinainfo.ru/- ИстинаИнфо.Ru: сайт пропагандирует Фундаментальное Внеденоминационное Христианство, которое является явно экуменическим движением).

Более подробно о деятельности этой организации можно ознакомиться  в Статье игумена Анатолия Берестова «Преображающие Россию» (Русская народная линия, Наркомания, алкоголизм и табакокурение / 06.05.2010 -

Аналитическая записка о деятельности ОБОО «Преображение России» (//ruskline.ru/analitika/2010/05/06/preobrazhayuwie_rossiyu/).

Официальные религии обычно стремятся к истинному принятию теологической доктрины, поощряют личную любознательность и проповедуют собственный выбор и самостоятельное принятие религиозных принципов. Деструктивные культы в противоположность этому построены на «лжи, зависимости и страхе» и обладают четырьмя определяющими признаками. Во-первых, участие в нём предполагает полное уничтожение индивидуальности или подчинение индивидуальности лидеру культа или всей общине. Во-вторых, основной целью культа обычно является пожизненная и постоянно усиливающаяся эксплуатация (например, финансовая, сексуальная, физическая) членов культа. В-третьих, типичный лидер деструктивного культа — авторитарная, решительная и харизматическая личность, необычные переживания которой (например, видения, сны, травмы) интегрируются в структуру верований. И последнее, наиболее важное, — деструктивный культ использует власть с нарушением этических норм, обеспечивая покорность членов (H. Neiburg, M. D. Langone, 1994).

Можно сделать вывод, что секты не менее опасны, чем наркотики.

Сегодня в России существуют многочисленные "духовные" организации, которые вовлекают в свою деятельность множество людей. О сектах, методах их воздействия и далеко не безобидных последствиях этого рассуждает Федор Викторович Кондратьев — доктор медицинских наук, заслуженный врач РФ, профессор, руководитель экспертного отделения Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского.

Он утверждает, что зависимость от секты похожа на наркотическую, а сектомафия — на наркомафию. Секты и наркомафия в равной степени пользуются неблагоприятным психологическим и духовным состоянием человека. Скрывают правду о последствиях пребывания в секте. И тоталитарные секты, и наркомафия располагают достаточными средствами и для того, чтобы нанять нужных специалистов, способных доказать "безобидность" и "законность" их деятельности, и для распространения этих "доказательств" в СМИ. При малейшей угрозе со стороны тут же объединяются со своими конкурентами для корпоративной защиты, лоббируя в законодательных органах легализацию своей деятельности, опасаясь, например, что закрытие одной секты может повлечь за собой закрытие остальных.

Так или иначе, проблема реабилитации нарко - и алкогользависимых связана, в первую очередь, с оскудением любви в обществе и, прежде всего, в семье. Оскудение любви, как известно из Евангелия, является одним из признаков оскудения и Богоугодной веры. И пришло то время, когда люди и выбирают себе реабилитацию, которая льстила бы слуху, и учителей, которые бы служили нашим порокам, предлагая ложное их решение.

Именно в этом я нашел для себя объяснение, почему реабилитация нарко – и алкогользависимых пользуется  определенным спросом, предлагая мнимое решение этих проблем, а значить ложное – легкое и доступное без особых усилий.

Попадание людей в сектантские центры реабилитации связано также с рядом других особенностей:

- В сектах хорошо развитая сеть центров. Только в Приморье они исчисляются десятками. Православный центр  - один и включает три основных места прохождения реабилитации. В сектах, для того, чтобы создать новый центр нужна «ремиссия» от 2-3 недель до нескольких месяцев: из 2-3 человек находящихся в подобной ремиссии создается «новый» центр реабилитации. В православии для создания нового центра требуются люди не только с ремиссией не менее года, но и с определенными организаторскими способностями и нравственными качествами. Нам потребовалось 6 лет, чтобы найти подходящих людей.

- Многие попадают в секты из-за неправильной или неопределенной цели: благое намерение «найти» Бога, решение жилищных проблем, пропитания и пр.

- Хорошая реклама сектантских центров через адептов, объявления, рекламные щиты, вывески и пр. В наш центр приходят в основном «понаслышке».

 Необходимо отдельно отметить, что при прохождении полного курса реабилитационной программы в православных душепопечительских центрах в прошлом алкоголь - и/или наркозависимые не только обретают стойкую качественную ремиссию, но и обретают понимание смысла своего пребывания в земном мире. Это способствует росту самоактуализации личности в окружающей действительности и в дальнейшем позволяет вернуться к нормальному функционированию в современном обществе, гармонично вписавшись в установленные им правила и законы. Об этом свидетельствуют не только руководители подобных организаций, но и ведущие психиатры страны. Так, директор Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В.П.Сербского, академик РАМН Татьяна Борисовна Дмитриева в своем научно-аналитическом материале, подготовленным совместно с руководителем Отдела судебно-психиатрических проблем при наркоманиях и алкоголизме того же научного специализированного учреждения, д.м.н., профессором Андреем Леонидовичем Игониным и опубликованном в №1 журнала «Наркология» за 2006 год, делают следующее экспертное заключение: «Если речь ведется о сообществах пациентов на религиозной основе, то в большинстве случаев более успешной их деятельность оказывается в тех случаях, когда они созданы под эгидой традиционных для нашей страны религиозных организаций. Наиболее известны антинаркотические и антиалкогольные сообщества при Русской Православной Церкви. Они оказываются более жизнестойкими и стабильно функционирующими»."

Именно  комбинация мероприятий, направленных на коррекцию триады тело-дух-душа, куда включены педагогический, медицинский, творческий, интеллектуальный, духовный, телесно ориентированный, военно-патриотический компоненты, способна за определённое, достаточно длительное время вернуть превратившемуся практически в животное наркомана или алкоголика, часто отсидевшего долгий срок в тюрьме, человеческий облик, одновременно привив ему христианский образ мысли и чувство сопричастности к великой истории русского народа, столь нужный сейчас, укрепляющий силу духа, патриотизм.

Посредством ответственного лидерства традиционные религиозные и патриотически настроенные общественные организации исключительно российского происхождения обязаны приложить значительные усилия к тому, чтобы самостоятельно наполнить смыслом бытия сознание нашего народа, не дать ему забыть о причастности каждого из нас к судьбе своего Отечества. Это возможно только лишь при поддержке здоровых инициатив на уровне государства, при участии всех его структур в данном процессе. Только такой путь способен привести к возникновению сплоченных групп людей, работающих ради конструктивных целей и во имя искреннего созидания единства и благополучия всего российского сообщества, но не какой-то завезенной извне технологии манипуляции сознанием русского человека, возникшей вне исторически сложившейся для нашей территории религиозной традиции. Таким образом будут удовлетворены потребности подавляющего большинства людей, населяющих Россию, в ощущении того, что они являются частью здорового и крепкого государства, все силы которого направлены на поддержку в своих гражданах созидающей традиционной духовной составляющей, наиболее близкой их естеству и происхождению.

Именно эти шаги способны окончательно укрепить фундамент национального единства и ускорить возрождение былого величия российского государства и вместе с тем не позволят представителям современных религиозных новообразований христианского толка и чужеродного происхождения осуществить свои далекие от интересов нашего народа и правительства замыслы, какими бы благими идеями и псевдонимами они не прикрывались.

Список литературы:

Н.В. Каклюгин – член Экспертно-консультативного совета при Управлении Государственного антинаркотического комитета по Центральному федеральному округу, сотрудник научно-методического отдела Душепопечительского православного центра святого праведного Иоанна Кронштадтского, врач-психиатр.

Посмотреть на карте Владивостока