Региональная общественная организация
Душепопечительский центр реабилитации
граждан в честь святого праведного
Иоанна Кронштадтского Приморского края
г. Владивосток, Океанский проспект, 44
Тел.: 8 (914) 323 50 59

Банер

19-06-2015 Hits:980 Банер Super User - avatar Super User

Банер

КАЖДЫЙ ВТОРНИК В 17.00 В ПОКРОВСКОМ КАФЕДРАЛЬНОМ СОБОРЕ ПРОХОДИТ МОЛЕБЕН О НАРКО- И АЛКОГОЛЕЗАВИСИМЫХПриглашаются родственники на соборную молитву

Наши особенности

Бесплатная реабилитация

Сотрудничество только с государственными наркологическими учреждениями

Работа с родственниками

3 подворья для стационарной реабилитации в крае

Постоянное повышение квалификации сотрудников

Поддержание связи с выпускниками после курса реабилитации

Помощь в последующем трудоустройстве

активная прсветительская деятельность по проблеме алкоголизма и наркомании

«Я не алкоголик!»

 

Состояние, когда алкоголик отрицает свою болезнь, в научной литературе называют алкогольной анозогнозией (лат. anosognosia alcoholica). Речь здесь может идти не только об абсолютном отрицании своей зависимости от алкоголя, но и о недооценке своего болезненного состояния, степени опасности, в которой находится в данное время человек, злоупотребляющий алкоголем, а также о переоценке своих реальных возможностей.

Хорошо известно мнение, существующее в народе, во многом основанное на реальности: «Алкоголик никогда не считает себя алкоголиком!». Некоторые же злоупотребляющие алкоголем утверждают, что совсем легко могут бросить пить в любую минуту; но проходят месяцы, годы, а они этого почему-то не делают, хотя по-прежнему  уверены, что в любой момент могут от пагубного пристрастия легко и свободно отказаться. Под знаменем такого самообмана у многих проходит и вся их жизнь. Состояние алкогольной анозогнозии, как представляется, может иметь и демоническую составляющую. Вспомним слова святителя Тихона Задонского: «О, какое ослепление, какой обман душегубца-диавола!». То есть снижение самокритики и даже полное отсутствие её, ложная оценка степени своего падения могут быть обусловлены искусственно возведенной пеленой слепоты или лжедуховным кривым зеркалом, искажающим истинное положение дел. И творец  этих искажающих механизмов вполне очевиден. И ещё, процитирую ёмкие слова святителя Тихона на ту же тему: «Пьяница – погибший человек, но сам этого не замечает, он утопает в болоте греха и вовсе не думает о том, как бы из него выбраться; он валяется в грязи, как свинья, но отмыть эту грязь не хочет, мало того, — он гневается на того, кто хотел бы его вытащить из этой погибельной пропасти». Лучше, пожалуй и не скажешь!

Опасно ли это состояние? Это состояние очень опасно, ибо только через осознание греха (а страсть винопития, безусловно, с духовных позиций есть тяжкий грех, а не только болезнь) возможно выздоровление. А если человек лишен способности (или желания) видеть свой грех, полноту своего падения; лишен, как говорят психиатры, критики – он обречен на неудачу и поражения  в плане борьбы за выздоровление, и только чудо Божие или какая-то опасная болезнь могут отвратить его от дальнейшего пагубного занятия. В документах очень влиятельной и популярной ныне международной ассоциации анонимных алкоголиков (АА), в первом же пункте их 12-ти шаговой программы значится буквально следующее: «Мы признали своё бессилие перед алкоголем, признали, что мы потеряли контроль над нашей волей». И это очень верное признание и начало пути к выздоровлению с позиции здравого смысла, важнее чего может быть лишь личное глубокое осознание в необходимости  искреннго слезного покаянии пред Богом своих грехов на исповеди у священника!

Какова природа алкогольной анозогнозии?

Можно рассматривать психологические и духовные причины. Психологи, ориентированные на психологические (прежде всего психоаналитические) западные концепции видят причину алкогольной анозогнозии в защитной реакции человека, его нежелании признавать себя алкоголиком, вследствие вытеснения из сознание в подсознательное и бессознание всего угрожающего его здоровью, а также в страхе перед самим клише-клейме: «алкоголик».

Сторонники личностных теорий, выделяют определенные типы личности с различными особенностями отношения к болезни вообще и к алкоголизму  в частности. Большое значение имеют характерологические особенности личности до болезни («преморбидный фактор»).

О демонической составляющей я уже упомянул выше. «Где пьянство, там и диавол…», — писал свт. Димитрий Ростовский». Ставил равенство между пьянством и бесами и великий свт. Григорий Богослов. А Вселенский Учитель Церкви свт. Иоанн Златоуст указывал на добровольное неистовство и извращения мыслей у пьяниц: «Пьянство есть добровольное неистовство, извращение мыслей…произвольное беснование, которое хуже умопомешательства». По-моему, в приведенных выше словах Великих святых можно найти прямой ответ на поставленный вопрос.

Как объяснить алкоголику, что он болен, кто должен это делать?

Должны делать все, кто осознает это, имеет право и возможность. В первую очередь: врачи, психологи, педагоги, близкие больному люди, служители Церкви (вспомним: «пьяницы Царствия Божия не наследуют (1 Кор. 6, 10)». Вдумайтесь, какие страшные слова содержатся в Священном Писании! А ведь многие из пьяниц – крещёные люди и даже искренне считающие себя православными христианами.

Особенно весомыми могут быть слова, исходящие из уст людей, имеющих авторитетное значение в глазах больных. Только все эти слова должны говориться не формально в качестве назиданий, нотаций и поучений, но искренне, с позиции любви и также чувства собственной греховности, не меньшей, а даже большей, нежели у того, к кому обращены эти слова. Собственными силами бывает очень сложно достучаться до души пьющего, поэтому необходима внутренняя молитва, обращенная к Богу, Пресвятой Богородице, ко святым, имеющим особую благодать в целительстве страсти винопития (св. муч. Вонифатий, преп. Моисей Мурин, св. прав.Иоанн Кронштадтский). Должны участвовать в этой сложной работе, безусловно, и все члены семьи больного, хотя часто их убеждения и просьбы становятся привычными и уже не воспринимаются со стороны длительно пьющих.

Могут ли чем-то помочь родственники?

Родственники могут помочь многим и должны это непременно делать, не переваливая всецело ответственность на плечи лишь врачей, психологов, Церкви и правоохранительных органов. Очень часто и наследуют предрасположенность к пьянству и алкоголизму по грехам своих родителей, то есть ближайших людей по степени родства.

Рекомендуем также: Созависимость. Есть ли она?

Итак, родственники должны вести борьбу с членом семьи или родным человеком сообща, не ища виноватых между собой и не вступая в пересуды и ссоры. Степень их воздействия и сами способы борьбы зависят от многих обстоятельств. Хорошо бы присоединять в таких случаях коллективные молитвы, молитвы по соглашению, заказывать в храмах молебны и сорокоусты, усиливать свою собственную внутреннюю духовную жизнь и т.д. Родственники должны окружать болящего любовью и заботой, но не в смысле потакания и поощрения его порока. Иногда бывает даже полезнее «отпустить» сына или дочь на волю Божию, дабы они почувствовали ответственность за содеянное. Универсального рецепта, конечно же, нет.

Существуют ли какие-то методы исследования по выявлению алкогольной анозогнозии?

Да, существуют. Но больше этим занимаются всё же профессиональные психологи. В частности, я имею ввиду «Опросник алкогольной анозогнозии», разработанный в Научно-исследовательском психоневрологическом институте им. В.М.Бехтерева в 2005-2009 гг. коллективом авторов.

Опросник состоит из 46 утверждений, с каждым из которых обследуемый должен выразить своё согласие или несогласие. Семь шкал отражают три основные сферы отношения к болезни: когнитивную, эмоциональную и мотивационную. Опросник позволяет исследовать  уровень алкогольной анозогнозии по отдельным ее параметрам. Имеются исследования аналогичной направленности и за рубежом. К примеру, шкала для оценки инсайта (то есть «проникновения в суть») при алкоголизме (Hanil Alcohol Insight Scale) и другие.

Есть ли случаи, когда алкогольную анозогнозию преодолеть невозможно?

Безусловно, особенно на поздних стадиях алкоголизма, при наличии необратимых органических поражениях центральной нервной системы и внутренних органов. К примеру, при тяжелой энцефалопатии, выраженном психоорганическом синдроме, Корсаковском синдроме, тяжелых аномалиях личности, когда человек уподобляется уже по сути бессловесным животным. Невозможно преодолеть анозогнозию при расстройствах восприятия, бредовых переживаниях, при тяжелых нарушениях памяти и интеллекта, алкогольном галлюцинозе и многих иных печальных последствиях, которые формирует в организме алкоголь. Почти невозможно преодолеть алкогольную анозогнозию при патологическом упрямстве, связанном с аномальными чертами характера, семейными алкогольными традициями, уродствами и дефектами воспитания, а также при слабоумии, тяжелых депрессивных расстройствах и некоторых иных патологических составляющих.

Те, кто преодолел алкогольную анозогнозию, имеют бо́льшие шансы избавиться от зависимости?

Безусловно. Через осознание причины легче лечится и болезнь.

Но что хотелось здесь отметить. Избавление от зависимости ещё не есть исцеление. Иногда жены пьющих после удачного сеанса так называемого «кодирования», которое чаще всего проводится под аккомпанемент всевозможных страшилок и трюков, напоминающих порой цирковое представление, где роль иллюзиониста исполняет врач-нарколог или заезжий гастролер, сожалеют, что мужья перестали пить. Ибо теперь вместо алкогольных срывов нередко разыгрываются семейные драмы, связанные с приступами агрессии, неадекватно возникающей злости, возбуждения и других патологических расстройств психики и поведения. Настоящее исцеление от алкоголизма – это исцеление от страстей: прежде всего, гордыни, гнева, чревоугодия. А исцелиться от греховных страстей возможно только став на путь святости, к которому призывает нас через Евангелие Сам Спаситель Господь наш Иисус Христос. Очень важно приобрести правильное православное сознание. Пьянство и алкоголизм – это, прежде всего, болезни души. Поэтому радикально их можно исцелить только через Врача телес и душ наших  Иисуса Христа и непоколебимую веру в Него.

Все мои наблюдения над чудесно исцелившимися от пьянства, алкоголизма и наркомании связаны с обращением этих людей к православной вере. Один из таких, Николай П., которому сейчас уже за 60-т лет, после неоднократных многолетних запоев, которые он сочетал ещё и с употреблением лекарственных препаратов (то есть был и токсикоманом), многократных госпитализаций, включая психиатрические отделения, неожиданно для него самого однажды открыл для себя величие и красоту Православной веры. Меня поражала яркая трансформация (сублимация) его патологической тяги к спиртному в потребность постоянно ежедневно посещать Церковные службы, быть при Церкви, помогать её служителям, хотя бы в качестве дворника или просто трудника, распространять среди народа полезные советы в виде листков, им же перепечатанных на машинке для страдающих алкогольной зависимостью.

С ним все же происходили периодически нервно-психические срывы, для лечения которых необходимо было применять психотропные лекарства, но к алкоголю он уже на протяжении многих лет не обращался. Думаю, не обращается к «пойлу сатаны» он и по сей день (с ним мы не виделись около года). По мысли одного из французских писателей, страсть алкоголика к водке (или вину) – всего лишь извращенная сильная потребность поиска божественной благодати. Это, конечно, мнение автора, а не святых Отцов или тем паче научной медицины, но, тем не менее, интересна в философском плане. Свои краткие ответы на поставленные конкретные вопросы я хотел бы завершить чудесными боговдохновенными словами старца Порфирия Кавсокаливита: «Когда мы любим Христа, наши греховные страсти мало-помалу сами начинают отступать. Перед силой любви они теряют свою силу. Когда рассветает и в нашу комнату проникают первые лучи солнечного света, тьма отступает. Ей здесь уже нет места»

Врач психиатр-нарколог В.К.Невярович

homo

Азбука

 

 

Посмотреть на карте Владивостока